Бойцы полка «Азов» показали, как живут под Мариуполем

(Публікується в рамках конкурсу «Репортери АТО»)

 

Еще два года назад сюда приезжали отдохнуть от рабочих будней, оздоровиться на год вперед и искупаться в теплых волнах Азовского моря.

Уже год на бывшей базе «Укртрансгаза» и бывшей приазовской даче Януковича дислоцируются бойцы «Азова». Таковы реалии войны.

На КПП базы в Юрьевке журналистов, которые приехали посмотреть, как сегодня живут бойцы полка, встречает жизнерадостная собака Тоша. Завидев журналистов, ребята отворачиваются или одевают балаклавы – многим нельзя «светить лицо» в целях безопасности.

Азовцы, выезжающие на «Кугуаре», немного шокированы немалым количеством пишущей и снимающей братии, но разрешают себя сфотографировать.

Сейчас на этой базе работает школа офицеров, которая была создана несколько месяцев тому назад. Инструкторы со всего мира готовят офицерский состав к реорганизации полка, новому уровню военного мастерства. Преподают на волонтерских началах. Курсы длятся несколько месяцев. Проходит их высший офицерский состав и командование. Одновременно идет подготовка инструкторами и солдат.

«Идет обучение, они готовят офицерский состав. В основном, это по направлению кадров, разведке, оперативному планированию, тыловое, связь и одновременно обучают  тактическо-операционным центрам, как правильно планировать, как правильно вести бой, работа с местным населением, гражданская и военная», — рассказывает один из инструкторов грузин Георгий.

Он говорит, что «Азов» — первый полк, который проходит обучение по стандартам НАТО. В учебном классе постигают военную науку около 70 участников, сколько инструкторов не рассказывает – военная тайна.

Отмечает, что у здешних бойцов есть большая практика, но им необходимо военное образование.

Георгий кадровый военный, но утверждает, что не мог не приехать в Украину.

«Когда Грузии было очень тяжело в 90-е, первая и единственная страна, которая откликнулась, была Украина. Многие украинцы там погибли и долг каждого грузина вернуть этот долг. Во-вторых, нужно закончить это сумасшествие, и линия обороны — это не только Украина, но и Грузия, если мы тут не выстоим, Грузия опять будет следующая, Прибалтика», — говорит он.

Вдоль аллели – стенды с 12 боевыми правилами «Азова» и  молитвой украинского националиста, которую бойцы читают на каждом вечернем построении. В конце «главного проспекта» пансионата – смотровая площадка. Из-за соседнего забора раздаются детские песни.

Здесь и встречают журналисты сотника Железной сотни Кирта.

Его сотня первая вышла на рубежи и первая, которой удалось прорвать оборону противника в Широкино. После этого их и прозвали Железной сотней. Здесь служат люди со всей Украины — Донецк, Луганск, Харьков, Киев, Западная Украина.

На вопрос о демилитаризации Широкино отвечает дипломатично: «Это дело политиков. Мое дело простое – это работать».

 

Сейчас желающих попасть в Азов много, но в полку переходят от количества к качеству. Не все готовы стать профессиональными военными. Помимо мужества, душевного порыва нужно и образование.

«Украинская армия сейчас должна стать профессиональной. Уйти от старого советского мобилизационного режима. Нужно готовить профессиональных кадровых военных. Мы проходим обучение, перенимаем опыт наших западных коллег. Западная военная доктрина более трепетно относится к личному составу. Если восточная, советская, доктрина не считается с боевыми потерями, людскими жертвами, то на западе каждый воин является индивидуумом, за жизнь которого борется страна. Мы не можем сейчас терять людей, мы не можем терять патриотов, это сейчас надежда страны», — считает он.

Затем журналистам показывают столовую. Бойцы рассказывают, что кормят их отлично. Сегодня на ужин – фаршированные перцы, жареный картофель и чай.

На выезде из базы в Юрьевке совсем уже темное небо прорезают молнии, журналисты спешат в автобус и надеются успеть посмотреть быт азовцев на базе в Урфузе.

Знаменитая приазовская дача Януковича в Урзуфе стала достоянием военных в июне прошлого года. На домике со штурвалом бойцы отрабатывали ведение штурма здания, каким образом вести огонь. Сейчас он отремонтирован, пригоден для жилья и называется Эллинг. Здесь, в случае необходимости может быть казарма. Внутреннее убранство сохранилось, как и при предыдущем хозяине – даже десяток книг стоит там же, а в бассейне у домика завелись черепашки.

В так называемом «Людкином домике» при занятии дачи находили семейные фото Януковича, которые разобрали на сувениры.

С аллеи, засаженной вечнозелеными кустарниками, открывается вид на море. Здесь на одном из самых чистых пляжей Приазовья в выходные дни толпы отдыхающих. Бойцы же на пляж ходят редко – дисциплина.

Досмотреть  каждый уголок этого знаменитого места не удается – начался дождь.

Журналистов прячут в редакции полкового издания «Чорне сонце».

Газета пишет не только о войне, она охватывает и другие аспекты жизни. Пишут и об истории, и о жизни бойцов, об экономических аспектах и о многом другом. Они точно знают, что все, что интересно гражданскому населению будет интересно и здесь.

Коллектив немаленький — главный редактор, литературный редактор, фотокорреспондент, видеоредактор.

Среди них есть и две девушки.

Коренная мариупольчанка с позывным Сцила в редакции «Чорного сонця» с марта 2015 года. Она уверенна, что каждому человеку, который борется за свою страну, есть место на войне.

«На войне без девушек не обходится. Как бы полк не позиционировал себя, все равно, есть девушки. Это медики, психологи, повара, уборщицы, девушки в редакции. Вообще, если посмотреть на все прошлые войны, одну из важных ролей играла женщина. Вовремя не накормишь бойца — потеряет физическую форму, он не сможет себя отдать на поле боя», — говорит она.

После очередного раската грома база лишается электроэнергии и освещается лишь закатным небом.

 

Чаепитие и общение с бойцами в редакции продолжается под софитами телекамер.

Кузьма из Кривого Рога попал в АТО в мае прошлого года. Сначала воевал в составе батальона Шахтерск, в октябре перешел в Азове.

«Пошел в Азов, так как самый дисциплинированный, показавший себя на то время батальон. Близок по духу и очень высокий уровень патриотизма», — вот причины, которые заставили его сменить формирование.

Рассказывает, что Кривой Рог город намного больше загрязнен, чем Мариуполь, поэтому с чистой совестью называет столицу Приазовья курортом.

«Самое страшное для меня – это когда мои внуки меня спросят, дедушка где ты был, когда была война, а я скажу дома сидел», — делится он причинами, почему пошел воевать.

Убранство дачи Януковича ему не нравится.

«Безвкусно, даже не верится, что он когда-то был начальником строительной фирмы, потому что все здесь так безвкусно. Сделано по дешевому. Я бы сделал лучше», — уверяет Кузьма.

Тем, кто прячется от мобилизации, советует бежать подальше.

«Пусть лучше они признают, что боятся прийти сюда, чем они придут и потом проявится их неспособность воевать на поле битвы, когда их охватит страх и своими действиями они подставят ребят», — объясняет он свое резкое высказывание.

Харьковчанин с позывным Холодный с  16 лет в организации «Патриот Украины».  Учился в медицинском колледже по профессии фельдшер, с 18 лет работал на скорой. Участвовал в марше Павличенко, пробежках за здоровую нацию, был и на Майдане, но в основном принимал участие в харьковских событиях.

«1 марта нас штурманули, завезли несколько автобусов из России. В то время уже началось формирование черных человечков. Собрались старики, закаленные Майданом, под командованием Андрея Белецкого. Сюда я приехал  в начале июня 2014 года, на тот момент мне было 19 лет», — рассказывает он.

По его наблюдениям, по прошествии года сдвиги в сознании местных жителей есть. Туман пропаганды слегка развеялся.

Дождь закончился, выходим на крыльцо. Здесь журналистов знакомят с военным фельдшером. Его медицинский стаж 9 лет, из которых шесть проработал на скорой. Спасает жизни азовцев уже семь месяцев.

Говорит, что самое главное для врача на передовой — оперативность, не бояться того, что происходит вокруг, а сконцентрироваться на оказании помощи.

«Первый раненный был очень тяжелый случай, было осколочное ранение черепа, спины и поясницы, проникающее. Долго и нудно мы оказывали помощи, но, к сожалению, травмы были несовместимые с жизнью и товарищ подполковник скончался, пока мы его транспортировали в больницу. Все усложняется тем, что ты находишься в полевых условиях», — рассказывает он.

В Широкино было очень трудно, вспоминает он, — постоянные обстрелы, большое количество тяжело раненных, погода, иногда невозможность вывезти раненных под обстрелом.

Казармы бойцов не наполнены излишествами. Все просто – кровати, тумбочка, санузел. Свои комнаты и территорию обеих баз бойцы убирают самостоятельно. За нарушение – есть система наказаний. Наказывают и за неряшливый внешний вид.

«Чтобы не выглядели, как бомжи», — говорит провожатый Вырий.

Уже в сумерках бойцов выстраивают на вечернее построение. Идет разбор полетов за день, наставления на день грядущий. И, в завершение, молитва.

Просянюк (Савицька) Вікторія, i24.com.ua, LB.ua


Комментарии закрыты