«Эта трагедия растянулась на всю жизнь...»

Публикуется в рамках конкурса «Репортеры АТО»

Pro-Russia rebel takes a position following an Ukrainian army attack in the outskirts of Kramatorsk9 мая 2014 года всю страну потрясла страшная новость о том, что на Луганщине возле одного из блокпостов была жестоко расстреляна семья из Антрацита. В этот день информационные выпуски центральных каналов начинались с трагического сообщения: «Террористы застрелили обоих родителей на глазах у ребенка. 10-летняя девочка тяжело ранена».

Жестокую расправу бандиты устроили на трассе Киев — Харьков — Должанский. По официальной информации правоохранителей, супруги пытались на двух автомобилях проехать через блокпост террористов. Очевидцы сообщали, что водители отказались остановиться, после чего боевики открыли огонь из автоматического оружия. Обе машины просто изрешетили пулями. Их обнаружили в 15 км от приграничного пункта. В одной из машин была девочка. Ее госпитализировали с тяжелыми травмами.

Корреспонденту «Дня» удалось связаться с родственниками погибшей семьи Олега и Ирины Бурыхиных. Родной брат Ирины — Валерий — рассказал, что сейчас его 10-летняя племянница, чудом выжившая в ночной перестрелке, находится в Луганской областной больнице. «Несколько дней назад Лизу перевели из реанимации в отделение. Сейчас за ней постоянно ухаживает моя супруга. Лиза находится в сознании, разговаривает нормально, но ручки трясутся, а также трясется нижняя губа и челюсть. Пуля задела ее мозг, врачи чистили раневой канал, там были осколки черепа. Она адекватна, но немножечко путается в событиях: то спрашивает, когда мама с папой придут, потом вспоминает, что их расстреляли...»

Валерию тяжело говорить о том, что произошло, но еще более страшные воспоминания у его племянницы: «Лиза рассказала: папа вышел разговаривать с дядями, а дяди начали стрелять. Папа был весь в крови. Потом у меня обруч в голову влез,... потом помню «скорую»...» Видимо, она теряла сознание. В памяти перепутались отрывки событий. Но врачи  говорят, что все восстановится».

По словам медиков, состояние Лизы стабильно тяжелое. У девочки отсутствует часть черепа, поэтому через три месяца ей предстоит пластическая операция по вживлению специальной пластины. Также девочке нужна работа с психологом. Страшные события происходили у ребенка на глазах, и они нанесли глубочайшую эмоциональную травму.

«Эта трагедия у нас растянулась на всю жизнь, — с горечью рассказывает Валерий. — Мы с Ирой рано остались без родителей: мне было 18 лет, ей — 9. Я тогда брал над сестренкой опекунство, теперь беру опекунство над ее дочерью, примерно в том же возрасте...» У погибших родителей остался еще 22-летний сын. Он сейчас живет и работает в Антраците.

Что же на самом деле произошло в ту роковую ночь? Местные СМИ написали, что семья бизнесменов из Антрацита продала все из дома и бежала от погони, потому что «все, кто богат, кто перешел дорогу мэру или его окружению, объявлены городскими властями «Правым сектором». «Из Антрацита по рации передали народному ополчению, что движутся машины с «Правым сектором», — рассказал каналу «24» местный журналист. — По машинам открыли огонь на поражение. Когда террористы подбежали, чтобы забрать деньги, то из машины раздался плач ребенка. Стрелявшие испугались, даже вызвали «скорую», а сами уехали».

Брат погибшей рассказал «Дню» другую версию событий:

— Их расстреляли во время остановки. Когда машины обнаружили, они стояли на одной полосе — на своей. Первой стояла машина мужа, с работающим двигателем. В автомобиле крови нет, Олега расстреляли на улице. То есть он выходил разговаривать с ними.

Сестру застрелили в машине. Она была за рулем. У нее смертельные ранения — в сердце и легкие, ноги полностью перебиты пулями. То есть ее расстреляли... А у мужа самое тяжелое ранение было в колено. В заключении указано, что он погиб в результате ДТП. Он сидел на асфальте, сбоку от машины: то ли просто был в шоковом состоянии, то ли хотел кого-то остановить. Из таможни в Антрацит ехало другое авто, водитель не заметил сидящего мужчину и сбил, полностью разбил грудную клетку.

На вопрос, почему семья хотела уехать, Валерий отвечает, что сестра с мужем и Лизой ехали  в гости:  «Они ехали в Новошахтинск в гости. Собирались выехать утром, но почему-то поехали вечером. Камеры наблюдения во дворе их дома показали, что они выехали в одиннадцатом часу. С ними еще должен был ехать друг, утром они сначала планировали помыть машины. Почему они поехали ночью — я не знаю...» Брат погибшей также рассказывает, что информация о том, что семья все продала и планировала переезжать в Россию — не правдивая.  «Нет, это неправда. Дом и все вещи на месте, они ничего не продавали», — говорит Валерий.

По факту убийства супругов, а также ранения ребенка вблизи государственной границы начато досудебное расследование. Процессуальное руководство осуществляется прокуратурой Свердловска. Ход расследования находится на контроле прокурора области. Начальник отдела по связям с общественностью ГУМВД Украины в Луганской области Татьяна Погукай, которая помогла нам связаться с родственниками, в интересах расследования пока не комментирует произошедшее: «Что касается развития дела — когда задержим тех, кто это совершил, обязательно дадим вам информацию. В настоящее время оперативники усиленно работают над раскрытием убийства», — сообщила она.

Сами же родные в успешное расследование гибели верят с трудом. «Милиция пока ничего не говорит, потому что им сказать нечего, — считает Валерий. — Они на место происшествия выехали только утром: ночью все боялись туда ехать. Следователи только гильзы собирали, считали количество пуль в обеих машинах. Они просто констатировали факт, и больше вряд ли сделают».

На вопрос, как отреагировали жители Антрацита на трагедию, Валерий отвечает: «Местные жители помогают! В школах собирали деньги для лечения Лизы, просто неравнодушные люди звонят, предлагают помощь. Весь город помогает. Финансовая помощь сейчас не помешает: у племянницы тяжелая черепно-мозговая травма, которая требует серьезного лечения и длительного восстановления».

К огромному сожалению, сомневаются в правосудии и жители Антрацита. «Я думаю, найти виновных нереально, — сказала «Дню» одна из сотрудниц исполкома. Тем более, в таком бардаке, который сейчас творится в стране! В принципе, я думаю, найти никого не смогут».

Согласно Уголовному кодексу Украины, за умышленное убийство двух или больше лиц, а также умышленное убийство малолетнего ребенка, совершенное по предварительному сговору группой лиц, предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от десяти до пятнадцати лет или пожизненное лишение свободы (п.п.1, 12 ч.2 ст.115 УК). Но с человеческой точки зрения даже библейский принцип «жизнь за жизнь» в данном случае был бы слишком мягким. Возможно, такие деяния стоит рассматривать уже в Гаагском суде? Ведь ни один самый суровый закон не в силах вернуть утраченную семью, компенсировать или хоть как-то уменьшить боль. Страшно даже представить, что близкие люди расстрелянных супругов каждый день будут мысленно задавать вопрос: «За что? Почему?» и долгие годы мучиться и сожалеть: «Ах, если бы тогда...»

Сегодня жители Украины должны осознавать, что кроме них самих никто не наведет порядок в нашей стране. Санкции «сторонних наблюдателей» пока не дают желаемого эффекта, а различные местные группировки с их идеями независимости и федерализации только добавили жестокости, агрессии, насилия, беспорядка и стали причиной бесконечных страданий для всех нас. Эта история еще раз подтвердила, что применение оружия не принесет мира в наши дома.

Автор: Наталия Войнова


Комментарии закрыты