Надежда для брошенных

 

(Публікується в рамках конкурсу «Репортери АТО»)

Война оставляет без крыши над головой не только людей, но и домашних животных. Сколько их таких, оставленных в спешке хозяевами, которые, собрав нехитрый скарб, тревожный рюкзачок, бежали от войны? Как оказалось, домашние питомцы не занимают важного места в жизни некоторых людей. Брошенные на произвол судьбы, среди разрывающихся снарядов, иногда даже на привязи, они все же ждут. Кто-то ждет, что хозяин все-таки вернется за ним. Кто-то, контуженный, раненный и голодный — просто смерти.

Очень часто брошенным животным удается прижиться на блокпостах украинских военных. Они становятся боевыми друзьями, предупреждают об обстрелах задолго до их начала, служат пушистыми психологами.В прифронтовом Мариуполе придумали, как помочь тем животным, которые не могут выжить самостоятельно. Здесь на базе Фонда помощи раненым и семьям погибших, который организовали в прошлом году, два месяца назад сделали передержку «Чип и Дейл» для собак из зоны АТО.

- За этот год были случаи, когда брали собак и кошек с улицы. Мы их здесь полечили, подержали и пристроили. Когда случилась беда в Широкино, наши волонтеры были там. Видя тех оставленных собак, придумали сделать именно передержку, а не приют, не питомник, для собак из зоны АТО. Пока что только для собак. Есть у нас задумки для кошек, но пока мы не имеем такой возможности. С кошками больше возни – нужно больше средств и всего остального. К тому же собаки, особенно породистые, она более не защищенные. Но вы не подумайте, мы берем всех, и дворняжек тоже, — рассказывает волонтер Фонда Ольга Сулеина, у которой в своем доме две собаки и 11 кошек.

Волонтеры говорят, что породистые собаки, привыкшие жить дома, на улице практически не выживают.

- Собаки оттуда приезжают запуганные. Они находятся без хозяев, за ними никто не ухаживает, их никто не кормит, они постоянно ищут место, где спрятаться. Понятное дело, что им нужен особенный уход, им нужно показать, что ты действительно их любишь. И тогда они чувствуют себя по-другому и начинают реабилитироваться, — говорит волонтер Павел, единственный мужчина в Фонде.

Одновременно в передержке может находиться не более восьми собак. Потому что вольеров немного, а территория, на которой расположился Фонд, невелика.

Кроме того, здесь продолжают принимать переселенцев. Люди по-прежнему обращаются сюда за едой и одеждой. И не все с любовью относятся к собакам.

К каждой собаке прикреплен куратор, который приходит к своему питомцу ежедневно – кормит, выгуливает.

- Речь не о средствах, а о жизни. Ты возвращаешь эту собаку к жизни. Чтобы потом это существо можно было отдать в семью, чтобы оно было адаптировано, чтобы оно было доброе и понимающее. Для этого нужно вложить в эту собаку свою душу. Они ведь все чувствуют и понимают.

Горожане приводят и просто бездомных собак. В Фонде готовы предоставить такой собаке и вольер (при наличии свободного), и питание, но уборка и выгул полностью на кураторе — на том, как ее привел.

 

- Просто принести нам и уйти нельзя, это называется — здыхался.

Самым первым постояльцем стала овчарка Лаки. Его, контуженного, на носилках привезли из Широкино. После трех месяцев голодовки, мотания по посадкам, оглохшая собака просто лежала на блокпосту и готовилась умирать.

- Очень хотели, чтобы он выжил. Мы реабилитировали его за месяц. Он видя, что пошло внимание, захотел жить. Когда он залаял, мы здесь заплакали, потому что он пять дней вообще молчал.

- Что такое бросить вот такую собаку на три месяца? Это предать его. И когда хозяин сказал, что он заберет и отдаст кому-то… Мы ответили – даже не приезжайте.

Совсем по-другому прошла встреча другого постояльца, дога, и его настоящего хозяина. Собака, испугавшись взрывов, убежала от хозяина. Истощенный и несчастный, дог добрел до блокпоста в Виноградном, оттуда его и привезли в передержку. После сюжета на местном телеканале приехал взволнованный хозяин. Во время встречи плакали оба.

За два месяца существования через передержку прошло 20 собак, всем нашли новых хозяев. Каждого помнят поименно, фото собирают в специальный альбом. Среди них Ричард, которого заводчики из-за некондиции выбросили на улицу. Когда его принесли – он не мог ходить.

На Штруделе, которого привезли из-под Володарского, клещи висели виноградными гроздьями. Годовалую овчарку Ладу хозяева выбросили в овраг, ее привезли со множеством опарышей. Мама щенка Сары погибла при обстреле Сартаны. Истощенную Элизу ребята из батальона Донбасс отобрали у нерадивой хозяйки. Ольга может долго рассказывать про каждого питомца.

А вот Будулай-Общака, он же Шарик, не сразу нашел своего хозяина. Эта чрезвычайно общительная дворняжка стремиться облизать каждого гостя. Он не может сидеть на привязи, даже не сразу приучился находиться все время во дворе.

- Он любитель выходить за ворота, смотришь, уже полез, переживаешь. Он постоит у дороги и возвращается, а зачем уходить — здесь же хорошо. Шарик звезда экрана, всегда попадает в кадр. Один из первых наших товарищей, — рассказывает другой волонтер фонда Анна.

Первая хозяйка, бабушка, не смогла с ним справиться, и привезла его обратно. На днях он уехал в новый дом в поселок Сартану. Волонтеры уверены, что уже там у него точно все сложится.

В Фонде обязательно отслеживают дальнейшую судьбу своих питомцев, новые владельцы должны предоставлять отчеты. Часто они приходят в гости.

Сейчас осталось две собаки, которые ждут пристройства. Одна из них — алабай Маша, ее, распухшую, нашли лежащей на Володарском на трассе. С собаки сняли немало клещей. Ветеринары пока не могут поставить ей точный диагноз, шансов на жизнь дают 10 %.

Сегодня Машу отвозят на УЗИ сердца. И сегодня она наконец-то идет сама. После соберут консилиум ветеринаров.

За судьбой алабая следит около 50 человек.

- Приезжают ее просто проведать. Не нужно ничего привозить. Когда говоришь: «Маша, к тебе приехали», у нее уже загораются глаза, хвостик начинает ходуном ходить. Она понимает, что она нужна. Мы ее тянем уже две недели, когда говорилось о том, что собака не проживет и 2 дней.

 

Вместе с Машей садится в бусик ветеринара и Павел. Он посменно с Анной дежурил в передержке, когда Маше каждые три часа нужно было делать уколы и промывания. В вольер заходили на цыпочках, и каждый раз скрещивали пальцы – хоть бы живая.

- Верим, что она выкарабкается, что она хочет жить. Она терпит все эти уколы, аэрозоли, обработку раны. Когда заходишь к ней и говоришь: «Ну что, Маша, уколы», она уже голову опускает. Мы надеемся, что будет все в порядке и что получится вытянуть ее.

Через полчаса бусик приезжает обратно. Его встречают все волонтеры, находящиеся в этот момент в Фонде. От ветеринара тут же просят ответа. По его словам, УЗИ показало, что у Маши проблемы с сердцем. Обследование нужно продолжить. Но есть и радостная новость – в области сердца паразитов не обнаружено.

Одна поездка Маши в ветлечебницу обходится в 300-400 гривень. Помимо этого, ей колют препараты, одна ампула стоит 40 гривень, мазь – один тюбик 80 гривень на 2 раза.

Влетают в копеечку и медосмотры вновь прибывших собак. Сюда стоит добавить плату за аренду, и стоимость кормежки животных.

Так что основные проблемы у ребят – финансовые.

Жители города помогают едой, медикаментами и деньгами.

- Весь Мариуполь не привозит, привозят определенные люди, которые знают, что это такое. Есть семья, которая постоянно нам привозит лекарства, — говорит Ольга.

- За год работы здесь, не только с собаками, но и с переселенцами, я понял, что наши люди многое могут, когда хотят. Прошлым летом у нас был такой период, когда мы на протяжении трех месяцев в день кормили от 500 до 800 человек, но при этом у нас не было финансирования от властей или еще кого-то. Люди привозили микроавтобусами, багажниками макароны, консервы. То же и с собаками. Кинули клич в интернет, люди увидели, откликнулись. Очень горжусь своим городом и людьми, которые здесь живут, — дополняет Павел.

Ольга уверенна, что в дальнейшем им удастся организовать большой приют не в черте города. Располагаясь в центре Мариуполя, в окружении жилых домов, сильно не развернешься. Тут же последует недовольство жителей.

- Я надеюсь, что к нам подключаться люди, которые реально смогут нам оказать поддержку –финансовую, помогут с местом, где мы сможем все это организовать. Это конечно, большие деньги, но я считаю, что это возможно. Раз мы уже этим занялись, бросать не будем.

Виктория Савицкая, i24.com.ua, LB.ua


Комментарии закрыты