«Символы Майдана» отец и сын Кузнецовы отдают часть зарплаты на нужды АТО и верят в победу

Публикуется в рамках конкурса «Репортеры АТО»

Накануне годовщины Революции достоинства «ФАКТЫ» снова встретились с семьей, снимки которой в феврале облетели весь мир

Снимок одного из информационных агентств, запечатлевший двух окровавленных людей, попал на страницы газет Европы и Америки.


*Фото Рейтер

Киевляне — отец и сын — стали одним из символов Майдана. Журналистам «ФАКТОВ» удалось разыскать их. Доктор технических наук, член-корреспондент Национальной академии наук Украины, лауреат Государственной премии в области науки и техники Николай Кузнецов и его 27-летний сын Игорь, кандидат технических наук, 18 февраля 2014 года были жестоко избиты «беркутовцами» на улице Институтской.

Накануне годовщины Революции достоинства мы снова встретились с семьей Кузнецовых. В доме у них ничего не изменилось, обстановка, как и прежде, очень скромная. Разве что книг прибавилось.

«Мы бежали, схватившись за руки, а со всех сторон сыпались удары»

На Майдан Кузнецовы ходили с ноября всей семьей.

— Когда обстановка стала накаляться, я попыталась отговорить сына с мужем от походов на Майдан, — признается жена Николая Юрьевича 56-летняя Алла Шумская, доцент Киевского политехнического института. — Но супруг сказал: «Двадцатилетние дети противостоят тоталитарному режиму, как же я смогу в это время спокойно сидеть дома».

18 февраля Николай Кузнецов с сыном, как обычно, пошли в институт, а после обеда поспешили на Майдан.

— На улицу Институтскую мы пришли за несколько минут до начала атаки, — вспоминает 59-летний Николай Юрьевич. — Неожиданно силовики стали наступать, майдановцы бросились назад. Люди спотыкались и падали. Спецназ напирал стремительно, мы с Игорем оказались зажатыми со всех сторон. Каждый из спецназовцев, пробегая мимо, пытался несколько раз ударить дубинкой. Это были не резиновые дубинки, а пластиковые, у которых более мощная сила удара. Нас били по плечам, по почкам, но преимущественно целились в голову.

Позже окажется, что демонстрантов не только избивали, их убивали.

— Я боялся потерять в толпе сына и крепко держал его за руку,— продолжает мужчина. — Мы так и бежали, схватившись за руки, а в это время на нас сыпались удары. Из ран хлестала кровь, но это, похоже, только подзадоривало «беркутовцев». Метров пятьдесят мы преодолели, продержавшись на ногах. Но возле какой-то тумбы нас повалили на землю, били уже не только дубинками, но и ногами.

И все-таки мы упали очень удачно. Хотя глаза были залиты кровью, я разглядел в двух метрах от себя неглубокий подвальчик. И дал знак сыну отползать туда. «Беркутовцы», пробегавшие мимо, заглядывали в подвальчик, но, чтобы ударить нас, им нужно было приноровиться.

Когда наступило затишье, мы вышли из своего убежища. Нас заметил «беркутовец» — он велел показать содержимое наших карманов, удосужившись объяснить, что его интересует оружие. У меня, кроме пары жетонов на метро, больше ничего не оказалось. Игорь достал из кармана часы, однако положить их обратно у него уже не было сил. Пройдя двориками, мы хотели покинуть опасное место. По дороге встретили медиков-волонтеров, которые оказали нам первую помощь, перевязав головы. Сил идти дальше ни у меня, ни у сына не было, мы еле двигались. Наконец, добрались до одного из подъездов, чтобы отдышаться и передохнуть.

Когда на улице стало более-менее спокойно, Николай Кузнецов позвонил жене.

— Коля сказал, что с ними все в порядке, они прячутся в одном из домов, скоро приедут, — говорит Алла Антоновна. — Но я чувствовала: что-то случилось. Странно вела себя наша собака, она жалобно скулила и ходила из комнаты в комнату. Я включила телевизор и увидела, как «беркутовцы» избивают демонстрантов. Стала вызывать такси, чтобы привезти мужа с сыном домой. Как только диспетчеры узнавали адрес, напрочь отказывались принимать заказ. «Знаете, что там сейчас творится? — интересовались у меня. — Вы бы послали туда своего сына?» В отчаянии я вышла на улицу и, не зная, что делать, стала бродить в поисках машины. Наконец водитель частного такси согласился ехать. Из-за огромных пробок мы с трудом добрались к тому месту, где меня ждали муж и сын. На улице уже стемнело, поэтому я не сразу увидела, в каком состоянии были оба. От радости, что они живы, я прижала их к себе и… не смогла оторваться — приклеилась. Липкой оказалась кровь, которой была залита вся одежда сына и мужа. Только тогда увидела, что у них перевязаны головы, а у мужа болтается рука. Оба еле стояли на ногах.

Дома оказалось, что у Коли и Игоря болит абсолютно все — они не могли ни сидеть, ни стоять, ни лежать. Все тело ныло, гудела голова. Вызывать «скорую» я побоялась, решила, что утром отвезу их к знакомому врачу. И стала сама обрабатывать раны.

Николаю Кузнецову пробили голову в двух местах, медикам пришлось наложить десять швов. Кроме того, «беркутовцы» сломали мужчине лопатку, ему долго пришлось ходить в гипсе. Игорю тоже досталось — парню латали голову в трех местах. От побоев у мужчин были синие плечи и спина, остались следы от резиновых пуль.

«Когда российские матери взбунтуются, Путин вынужден будет остановить войну»

Отец с сыном не запомнили момент, когда их фотографировал корреспондент информационного агентства.

— Помню, что кто-то щелкал, — говорит Игорь Кузнецов. — В тот же вечер фото появилось в Интернете, нам стали звонить знакомые, интересовались, мы ли это, предлагали помощь.

— Скажите, Майдан был не напрасен?

— Перемены в нашей стране начались с Майдана, это уже ни у кого не вызывает сомнений, — отвечает Николай Кузнецов. — Высокопоставленные чиновники заплатили огромные суммы за свои должности, они были уверены, что засели надолго. Так нагло воровать могли только очень уверенные в своей безнаказанности люди. Ясно, что отдавать такие золотые места они не собирались, поэтому кровопролитие было ожидаемым. То, что мы сбросили ярмо Януковича и его команды, произошло благодаря событиям на Институтской. Однако сейчас вызывает удивление, что в Верховную Раду прошли некоторые приспешники Януковича. Тот, кто считает, что вор достаточно украл и теперь не будет этого делать, глубоко ошибается. Привыкший воровать миллионами уже не остановится. Как математик я знаю, что максимального числа не существует. Если политика относительно бывших сторонников Януковича не изменится, то третий Майдан неизбежен.

— Как вы думаете, когда закончится война?

— Существует три состояния общества: война, мир и нечто среднее между войной и миром. У нас сейчас самый худший вариант — нет ни открытой войны, ни мира. Ежедневно убивают людей. Страдают те, кто находится на оккупированных территориях. Я думаю, что остановить российское нашествие можно только одним путем — каждый день передавать в Россию «груз 200». Кроме того, создать мощный информационный сайт, обязательно на русском языке, на котором показывать убитых оккупантов и указывать имя, фамилию, откуда родом, как оказался на территории Украины. Чтобы родители парня, который только собирается сюда ехать с оружием, знали: из Украины он живым не вернется. Уверен, это принесет свои плоды. Когда российские матери взбунтуются, Путин вынужден будет остановить войну. С Путиным нужно вести себя, как… с собакой. Если пса боишься, он чувствует это и начинает нападать. Если же смело смотреть ему в глаза, он не тронет.

Нужно сказать, что отец и сын Кузнецовы буквально рвались в зону АТО.

— К сожалению, на фронт нас не взяли, — вздыхает Николай Юрьевич. — Приказали оставаться в тылу, поэтому помогаем приближать победу всеми доступными способами. Ежемесячно отдаем для нужд АТО часть зарплаты. Покупаем для солдат мощные фонари, с дальностью пятьсот метров. Помогаем также раненым, в частности в приобретении качественных протезов. Семье беженцев отдали для проживания свою дачу.

Сейчас главное — остановить войну. Мы уже доказали, что сильная нация, справимся и с этим злом. Побеждает не тот, у кого мощнее оружие, а кто сильнее духом. Вспомните, год назад мы с палками против стрелкового оружия победили на Майдане!


*Николай и Игорь Кузнецовы

 

Авторы: Ленина Бычковская, Александра Бычковская


Комментарии закрыты