ЗОНА АТО: НА ВОЙНЕ КАК НА ВОЙНЕ...

(Публикуется в рамках конкурса "Репортеры АТО)
Тяжело выпрашивать материалы для сайта у солдат и волонтеров, которые постоянно в зону АТО мотаются. Им всегда некогда, им проще фотографии на своей странице в социальной сети выложить, что-то быстро написать и сказать: скачивай с моей страницы. Приходится объяснять, что наш сайт ничего не скачивает, а публикует только эксклюзив. И без нас есть, кому скачивать. Отвечаешь: ладно, когда будет время, тогда напишешь что-то, пришлешь фото – тогда и поставлю на сайт.

Вот, уговорил своего старого знакомого, харьковского волонтера Диму «Буса» что-то написать о своей крайней поездке «на самый передок» и прислать фото, которые еще нигде не печатались. Дима немного поворчал, но понял – прислал. Ставлю почти без правки, так по мелочам. И фото не обрабатываю. Текст такой – очень сжатый, нервный, эмоциональный. Короткие, рубленые фразы, без долгих разъяснений и цветастых оборотов. Было больше восклицательных знаков, немного убрал. В этом тексте чувствуется трагизм ситуации, и этим он ценен. Это очень жизненный текст. От человека, который знает, о чем пишет. Он в зоне АТО бывает постоянно, много чего видел… Спросил, можно ли засвечивать лица ребят? Дима сказал, что можно, они изначально на это шли, им ничего бояться и не от кого прятаться. Есть в этом тексте и то, что может очень не понравиться большим начальникам. Но раз Дима так пишет, то, вероятно, так и есть. К сожалению, есть. Хотелось бы, чтобы не было. В общем, читайте.
Игорь Магрилов

ЗОНА АТО: НА ВОЙНЕ КАК НА ВОЙНЕ...

Была очередная волонтёрская поездка. Сначала в Славянск. Точнее – совсем рядышком с ним. В район возле озера. В сосновый лес. Там стоит 2-й бат 95-й бригады. После ДАПа (Донецкий аэропорт – Ред.), в котором киборги выжили, выстояли, разбросанные БМПхи и БТРы и пение соловьёв, номера с спутниковым ТВ и кондиционерами, такой странноватый сюр вводит на пару секунд в ступор. Заехали, выгрузили передачи, двинули в винницкий «Ягуар». Туда чисто бытовуху, мыльно-рыльное и немного провианта. А хлопцы вышли только из-под Марьинки. Какой ... инженер проектировал наши хвалёные «Шреки» и «Казаки»? Крышку капота для «залезть в движок» надо вдвоём поднимать. Она 80 кг весит. А в корпусе, в отсеке для перевозки личного состава, в дверях кабин дырки от 7,62 сквозные! От 5,45!! Покажите мне конструктора и проектанта. Я их с собой возьму!

Дальше – в Артёмовск. В родную, ещё с Дебальцево, 1-ю медроту. Там по мелочи: стиральную машинку, халаты, медкостюмы, дождевики немецкие. Ну и, чтоб не шататься по передку, по ночи, там же и на ночёвку остались. Да, забыл, ещё в 54-ю бригаду к товарищу заскочил, личную передачу закинул, и к беженцам заскочили, закинули и еды, и вещей, и обувь, и чуток для детей. Семьи из Дебальцево, из Углегорска. В глазах веселья нет. Только тоска. И у некоторых злость. Её не спрячешь. Она светится, даже когда торбы и коробки к ним заносишь.

Вернулись в госпиталь. За окном погромыхивает. Арта 120 или 122. Потом «Шилка» затарахтела. Сначала турбина завыла. Потом уже трррррр... Но часам к 12 всё затихло. Всем спокойной ночи!

Утром – завтрак, заявка от Дока (командир 1-й отдельной медроты, позывной «Петрович» – Ред.) и от начальника госпиталя на препараты – и вперёд. К правосекам. В Водяное. Дороги нет. То разбитый асфальт, то грунтовка. На блокпостах смотрят, как на идиотов. Если на ранних, в районе Изюма, Славянска, постах слышат, куда едем и всё равно просят то форму, то сигареты, то чем ближе к Авдосе и к Донецку, только в след летит: «аккуратнее там», «там миномёт работает», «не лезьте под пули». Никто не хочет лезть под миномёт. И под пули. Ехать-то все равно надо. Едем. Через Авдеевский Коксохим (рядом с ним, конечно, там же сепары) и по полям докатились потихоньку. Стали на посту перед Водяным, почесали языками минут 15 с ребятами, послушали ВСЕГО два разрыва за эти 15 минут. Подтянулись хлопцы «Рема». Поехали к ним на позицию.

Блин, типа курорт. Домик, сараюшка, летний душ, ТВ, веранда с шезлонгом, огородик. Ведро с свежесобраной клубникой. Пулемёты и расставленные по двору «мухи» в глаза из-за райской картинки не бросаются вообще. Поговорил с ним, поговорил с «Пацаном». За вообще жизнь, за взятых в плен сепаров, за наших... генералов. Когда взяли пацанёнка-сепара Коробкова Виталия в плен, а он оказался сыном ротного командира из «ДНР», то ему дали возможность связаться с отцом. Чтоб договориться про обмен его на наших хлопцев. Которые в плену.

Его отец в телефон очень интересные вещи выдал. Вот пару реплик: «Я сейчас своим в Киев позвоню... Половина Киева сейчас поднимется... Вы чё, не понимаете, что вам сейчас всем будет...? Вас сейчас приедут убивать…»

Таки приехали. Через час. Большой чиновник начал бегать, орать, отдайте нам вашего пленного. А то всем будет... Уехал. Потом «специально обученные» приехали. Те попытались тоже нахрапом взять. Потом просто сделали допрос под видеосъёмку. Уехали. Вашу мать!

Ладно. То всё эмоции. Выгрузили хлопцам масксетку, провиант, кошки на съём растяжек, по мелочи ещё, забрали двух раненых бойцов с собой и поехали помаленьку домой. В Харьков. Правда, по дороге, вернее, по тем весёлым и ровным направлениям, оторвали себе газовый бак. Починили на месте и покатили дальше. Ночью вернулись.

Резюме-война не делается в белых перчатках. Это — грязное, кровавое дело. Но когда в эту грязь добавляют ещё и запашок продажи совести, предательства, то очень хочется взять в руки «калаш» и отстрелить ноги моральным уродам. Которые за шелестящие бумажки готовы продать всё. Даже жизнь. Не свою. Чужую.

Текст/фото: Дима «Бус» (публикуется в редакции жури)
dim5555

dim1111

dim2222

dim4444

dim3333


Комментарии закрыты